Персидская Империя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Персидская Империя » Жилые кварталы » городской дворец Аббас-хана Чинари


городской дворец Аббас-хана Чинари

Сообщений 151 страница 180 из 270

151

"Никогда никого не ревнуешь? Ну, значит, ты никогда никого и не любил по настоящему", промелькнуло в голове у пирата. Однако ему хватило ума сдержать эти мысли при себе, иначе все это закончилось бы очередной руганью с Сарбелем, а Аббасу сейчас менее всего хотелось сориться с кем то. Сейчас ему хотелось просто расслабиться, стряхнуть с себя всю ту усталость и напряжение, что накопилось за день и хотя бы немного побыть самим собой, просто Аббасом, а не Аббас-ханом Чинари, бывшим предводителем афганского племени, пиратом, грозой морей. ""Гроза морей". Кто бы мог подумать, что "страшный" пират способен вот так вот запросто довериться малознакомому человеку и практически передать ему в руки свою жизнь. А тем более, впустить его в свое сердце", эта мысль вызвала у Аббаса легкую усмешку.
- Ревнивый ли я? Да. Страшно, жутко ревнивый. И я не вижу в этом ничего страшного. Скажи, разве это плохо, знать что ты являешься единственным и неотразимым для кого-то, кто тебе очень дорог, знать, что он думает о тебе каждую минуту, что в его сердце нет места ни для кого, кроме тебя? По моему - нет.
Абасс снова расслабился, когда принц возобновил массаж.
-Но здесь есть одно "но". Эта чувство должно быть взаимным, иначе это не ревность, а просто глупый эгоизм и ничем не оправданное собственичество... Но...Ты сердишься на меня? Я тебя чем то обидел?
Аббас наконец уловил холод в голосе Сарбеля и немного виновато посмотрел на него

0

152

- Значит, если что - ты меня попросту убьёшь? - Сарбель прикусил губу, чтобы не расхохотаться.
Почему-то в голове появилась подобная картинка: принц вовсю развлекается с любовником в спальне, неожиданно появляется Аббас и, естественно, сразу же хватается за нож. Всё, милая идиллия разрушена - по всему дому бегают обманутый... ээ... пират? и, соответственно, любовник Аспида. В одном неглиже. Самое смешное (а может скоре страшное) было то, что вероятность подобного происшествия была велика. Ну не умел Сарбель быть верным! Только вот Аббасу знать об этом не обязательно...
- В таком случае, ты со мной намучаешься, - ограничился весёлой улыбкой принц, благо, пират её видеть не мог. - Я на тебя не сержусь. Просто нам с тобой непросто придётся. Характеры слишком разные. И, к сожалению, пока нас объединяет немногое.
Что именно - вслух турок оглашать не стал. А пока что - во избежание неожиданных эксцессов - Аспид с явной неохотой закончил массаж и сел на своё место.
- Аббас, хочу сказать сразу - мне всё-таки придётся вернуться на Родос. А потом в Стамбул. Не волнуйся, там я не останусь, - грустная улыбка. - Просто не хочу, чтобы на меня открыли охоту мои родственники.

0

153

- Убью...А потом убью и себя.
Аббас слегка прикусил губу, чтобы не расхохотаться в ответ. Эта игра нравилась ему все больше.
-А кто сказал, что будет легко?
В улыбке Аббаса появилась легкая грусть. Когда принц закончил массаж, Аббас перевернулся на живот, положив подбородок на согнутые в локтях руки и уже откровенно принялся рассматривать Сарбеля веселым, нежным и любопытным взором.
- А то что, что у нас с тобой не так много общего...Что ж...Это даже к лучшему. Может быть, мы любим человека именно за те качества, которых нет у нас самих, а вовсе не за то, что он копирует нас как марианетка...Ты никогда не задумывался об этом?
Когда Сарбель заговорил о том, что ему придеться вернуться, Аббас неожидано резко вскочил со своего кресла, взмахнув в воздухе полами канди. Он думал об этом разговоре, чувствовал, знал, что он произойдет, боялся его, но все равно, где-то вглубине сердца продолжал надееться, что его удасться избежать. Однако его надеждам не суждено было сбыться. Сейчас лицо его побледнело, а голос заметно дрожал.
-А что...Что если...Что если я не отпущу тебя?
Аббас резко ментнулся к шахмотному столику, став спиной к Сарбелю так, чтобы он не мог видеть его лица и слегка повысил голос:
-Да, да! Не отпущу! Можешь считать меня предателем, можешь ненавидеть и презирать меня, но я тебя не отпущу. Я...Я...Я не хочу, чтобы они убили тебя.
Аббас снова резко повернулся так, чтобы смотреть принцу прямо в глаза.
-Не ужели ты не понимаешь, что если ты вернешься, они снова убьют тебя, если не физически, то духовно, а это даже страшней? Я... Я не могу допустить этого...Прости меня...

0

154

На лице принца промелькнула растерянность. А затем в глазах появился страх. Любовь… Сколько лет он боялся этого слова, сколько избегал его, сколько ненавидел. Любовь – это слабость. Сарбель готов был признаться в чём угодно – в страсти, животном желании, безумии… что-то из этого или всё вместе он чувствовал к Аббасу. Но любви он продолжал избегать и принимать её не желал.
- Не говори так больше, - сквозь зубы процедил Аспид, не глядя на пирата. – Это слово… - тут же запнулся, не в силах вымолвить «любовь».
Благо, Аббасу сейчас было не до этого. Велико было его желание не отпускать от себя принца – сам Сарбель прекрасно понимал это. Однако, в отличие от пирата, он, прежде всего, руководствовался головой, а потом уже чувствами. Холодный расчёт и ничего более – сколько раз эта позиция спасала Аспиду жизнь!
- Ну и что же ты сделаешь? – усмехнулся Сарбель, подходя к Аббасу и кладя руки ему на плечи. – Опять опоишь меня снотворным? Или просто запрёшь? А может, будешь шантажировать чем-нибудь? Аббас, прошу тебя, не веди себя как ребёнок! Я всего лишь беспокоюсь о нашем будущем. Лично меня не очень-то вдохновляет перспектива остаток жизни бегать от турецких властей. А так я сообщу отцу, что на трон более не претендую, - голос чуть дрогнул: нелегко принцу было отказываться от мечты всей своей жизни. – И попрошу отпустить меня. Он поймёт.
К талии пирата скользнула тёплая рука – Сарбель не собирался отпускать Аббаса до тех пор, пока тот не даст положительный ответ.
- И потом… неужели ты думаешь, что я настолько глуп и беспомощен, что дам запудрить себе мозги и добровольно пойду в «свободное рабство», как было до этого?

0

155

Аббас повернулся к Сарбелю лицом, стараясь, однако избегать встречаться с ним взглядом, смотря куда-то в сторону, в пол. Он слегка обперся о столик сзади, закусил губу и минут 20 молчал, о чем-то напряженно размышляя. Затем все так же не поднимая глаз тихим голосом, в котором слышалась даже какая то покорность, ответил:
-Да, ты прав...Это глупо, я понимаю...Я не смогу удержать тебя силой. В конце-концов, ты же свободный человек, и чтобы я не сделал, ты все равно уедешь.
Аббас снова замолчал на несколько минут, а затем поднял глаза на принца. Голос его стал тверже, а во взгляде появилось упрямство, показываюшее, что Аббас принял какое то решение и отказываться от него не намерен.
-Но и отпустить тебя я тоже не отпущу. Если ты поедешь на Родос или в Стамбул, то и я отправлюсь с тобой. Я так решил.

Отредактировано Аббас-хан Чинари (2007-11-07 19:55:05)

0

156

Сарбель было улыбнулся, но после его улыбка быстро исчезла. Турок удивлённо посмотрел на Аббаса, отступая на два шага назад. В глазах принца пират мог прочить только одно: «Ты что, с ума сошёл?»
- А теперь не позволю я, - нахмурился Сарбель, скрещивая руки на груди. – Тебя разыскивают не только персы. Турки за твою голову так же назначили хорошую награду. И ты желаешь, чтобы я отправил тебя на верную смерть? Понимаешь, я не могу быть полностью уверен в том, что в случае чего смогу дать тебе своё покровительство!
Похоже, начинался новый спор. Аспид попросту не знал Аббаса, считая, что его позиция вызвана простым ребячеством и может быть некоторой боязнью, что, отпустив принца, он потеряет его навсегда, так как Сарбель попросту не вернётся.
- Я поеду один, - чуть повысил голос турок. – Это решено.

0

157

Аббас, все ещё продолжая обпираться о столик, в свою очередь скрестил руки на груди.
-Вот как?... Мило...
Фыркнул он чуть насмешливо.
-Прости, но теперь решил я. Я поеду. И ты здесь ни при чем.
"Ой ли?! Кого ты обманываешь?" В принципе, в чем то Сарбель был прав. В решении Аббаса действительно сыграл определенную роль страх потерять принца, больше никогда его не увидеть...Но было и что-то ещё... Продолжая стоять все в той же позе, Аббас снова отвернулся от принца, глядя куда-то в окно невидящим взглядом, а голос его звучал так, как будто пират находился сейчас далеко-далеко отсюда.
-Скажи, ты слышал сказку о кукушке? Однажды птицы за какой то проступок изгнали кукушку из своей стаи. И с тех пор она так и летает по свету, и нигде не может свить себе гнезда, ибо её отовсюду гонят...Я эта кукушка...Я бы все равно уехал отсюда, с тобой или без тебя...А коль придеться встретить смерть...Что ж...Это только раз. И даже если я погибну, то твоя совесть будет чиста, ибо твоей вины здесь не будет. А уж если и доведеться столкнуться с этой противной  старухой, то пусть уж кто-то будет рядом, чем встречать её в полном одиночестве. И я хочу, чтобы этот "кто-то" был ты.
Аббас снова уставился в пол и, задумчиво-печально улыбаясь, тихим голосом продекламировал невпопад отрывок из своего любимого стихотворения Аль-Мутаннаби:
-"Вот если б все до одно бессмертными живые стали,
Того, кто осторожней всех, мы самым смелым бы считали.
Но ведь от смерти не уйти, и хватит всем камней могильных,
А потому, трусливым быть - удел лишь подлых, да бессильных
."
Аббас внезапно оказался совсем рядом с Сарбелем и заключительные строчки прошептал ему уже на самое ухо:
-"Душа не дрогнет перед тем, что ей не раз уже встречалось,
Пугает душу только то, что с ней ни разу не случалось
".
-Не отговаривай меня.
Произнес он тихо, снова отсранясь обратно.
-Все уже решено. Я еду с тобой.

0

158

Проклятый упрямец!
Принц еле удерживался от того, чтобы не застонать в бессильной ярости. Аббас что, издевается над ним? Откуда этот эгоизм? О, воистину, правы те люди, которые говорят «влюблённые - безумные»
- А обо мне ты подумал? – прищурился Сарбель. – Каково мне будет стоять и со счастливой улыбкой наблюдать, как тебе отрубают голову или сажают на кол? А если будут пытки?! О, да, винить себя я не буду! – в голосе прозвучал откровенный сарказм. – Никогда не буду! Потому что от меня ничего более не останется – только тело и всё. Остатки чувств, которые ты видишь сейчас, уйдут.
А после пират продекламировал стих, затем шагнул ближе, и слова его подняли бурю в душе Аспида. Слишком понятно иносказание. Самое ужасное было то, что это чистая правда. Принц не боялся ничего – лишь того, что трогало его чувства, которые турок так ревностно оберегал, не подпуская к ним никого и не выпуская их наружу.
- Делай что хочешь, - нахмурился Сарбель, отходя назад и садясь на кровать. – Что я тебе – нянька?! Но помни – я обижен. Чёртов упрямец, что мне с тобой делать?
Да, вот именно – что? Если сам такой
Вздохнув, Аспид откинулся на подушки, не сводя пронзительного взора с пирата.
- Я не понимаю тебя, Аббас. Эмоциональность и чувства в целом мне чужды, так что разумное объяснение твоим действиям я найти не могу. Объяснить не хочешь?

0

159

Аббас снова опустил голову и молчал минут где то 10. Когда он снова заговорил, то его голос звучал уже тише и в нем проскальзывали нотки неловкости и даже какой то вины, да и звучал он уже не так уверено.
-О тебе я в правду не подумал...
Аббас подошел к кровати, на которой сидел принц, опустился на пол, сложил руки на кровати, а сверху положил подбородок.
-Прости меня...Я просто  избалованный, капризный ребенок.
Сказал он глядя на Сарбеля снизу вверх.
-Но в таком случае, обещаю тебе, что постараюсь не доставить им такой радости и насладиться зрелищем, как Аббас-хана Чинари сажают на кол или пытают. Я выживу, вот увидишь. Обещаю выжить...Только не бросай меня, это для меня хуже всех смертей вместе взятых.
-Иногда я и сам себя не понимаю...
Аббас чуть скривил губы в насмешке.
-Объяснения?...Возможно, их и нет...Но если хочешь...Скажем так, мне надоело сидеть здесь как барсук в своей берлоге, мне нужна встряска, новые впечатления, без них я просто зачахну. А тут подвернулась такая возможность и я хочу ей воспользоваться. Тем более, я и сам хотел съездить в Стамбул, хоть посмотреть на этот хваленный город... Или можем сказать, что тебя туда зовет твой долг, а меня мой дух авантюризма...Такие объяснения устроят?
"Но главная причина в том, что я хочу быть с тобой всегда и везде. Почему, что меня так влечет именно к тебе, зачем это??...Я и сам не знаю...Не понимаю... А возможно, и не хочу знать и понимать".
-Прости меня...Я просто самовлюбленный эгоист...Я не хочу ни обижать тебя, ни, тем более, причинять тебе боль...Но я все равно поеду. Так же, как поедешь и ты, что бы я тебе не сказал.
Аббас снова замолчал, а потом пристально и внимательно посмотрел в глаза принцу.
-А, возможно, есть и ещё одна причина...Я не дам тебе совершить глупость, о которой ты будешь потом жалеть.
Аббас отвернулся, давая понять, что  больше не желает спорить на эту тему.

Отредактировано Аббас-хан Чинари (2007-11-08 22:51:11)

0

160

Ну вот, понял наконец-то. Аспид удовлетворённо улыбнулся, лукаво смотря на пирата. Странно было видеть вот такую покорность и ощущать свою власть над этим человеком, который, несомненно, был опасен.
- Хорошо. Поедешь со мной, но при том условии, что будешь соблюдать конспирацию, а так же те правила, которые установлю я, - турок поставил руки назад и опёрся на них. – Не волнуйся, я тебя не покину. Только если не случится какой-нибудь форс-мажор.
Быть может, я почувствую, что тебе слишком опасно находиться рядом со мной, что ты можешь легко пострадать или даже погибнуть… вот тогда мне придётся уйти. Надеюсь, не навсегда
Хорошо хоть Аббас не вздумал брать с него обещание или – того хуже – клятву. Неизвестно что бы в этом случае сказал Сарбель, как бы увиливал от ответа. Пока что он поспешил переменить разговор. Хватит рассуждений, глубоких раздумий и проявлений своего «эго». Больше ничего не сделать и не решить.
- Чем ты вообще занимаешься здесь, в городе? Ведь тебя ищут, неужели не боишься?

0

161

Хорошо.
Аббас довольно улыбнулся в ответ.
-Не бойся, я не настолько глуп, чтобы самому класть голову под топор. Для этого не обязательно было ехать в Стамбул, можно было бы и здесь обойтись.
-Чем занимаюсь?
Аббас постарался придать своему лицу самое безобидное, благодушное и, в тоже время, немного ханженское выражение, даже чуть скосил глаза.
-О, достопочтимый господин, я всего лишь мирный, законопослушный купец, мое дело торговля.
Пропел он слащавым голосом, откровенно поясничая.
-Вот. Ну, а об оборотной стороне моей "торговой" деятельности, я думаю, тебе и без меня прекрасно известно, иначе, ты бы и не пришел бы ко мне с таким делом.
Ответил Аббас снова становясь серьёзным.
-Страх?
Аббас небрежно пожал плечом.
-Конечно же, страх есть, а если бы его и не было, то мою голову уже давно бы выставили на всеобщее обозрение на какой-нибудь площади. Но ведь страх страху рознь, да и вообще, мне казалось, что я уже ответил на это...Что толку дрожать, забившись в какую-нибудь нору подальше, как кролик, ожидая, пока собаки вытащат тебя оттуда на свет божий? Неет..., мне гораздо более приятно "дергать тигра за усы". по крайней мере, так я получу хоть какое-то удовольствие.

0

162

У него было поразительное мировоззрение. «Дёргать тигра за усы» - это ж надо так! Вообще-то Сарбель мог понять подобную позицию, так как сам не раз к ней прибегал. Например, когда откровенно издевался над наследным братом и остальными родственничками, зная, что ему самому ничего не будет – во-первых, отец его слишком любит, ну а во-вторых, Аспид был незаменим. Наследника всегда можно сменить, а человека, обладающего талантами Сарбеля, найти сейчас очень-очень сложно. И принц это прекрасно знал, бессовестно пользуясь данными ему привилегиями.
- Не думаю, что твоя голова смотрелась бы на площади, - хохотнул турок. – Хм, может, она и была бы уместной, но меня подобное положение вещей никак не устроило. 
Бросив ленивый взгляд за окно, Сарбель чуть поморщился. Уже наступил день, а это время суток турок не слишком любил, предпочитая ему раннее утро или вечер.
А ещё столько нужно сделать! О, Аид Вечный, почему нельзя просто остаться здесь? В Тартар дворец, в Тартар дела… но Азраила всё же надо вытащить. Иначе сам себя прокляну
Странно с каких это пор у бездушного и холодного Аспида появились понятия о чести? Неизвестно. Даже сам он не мог дать ответа на этот вопрос.
- Ты смешной, - улыбнулся Сарбель, не думая о том, как именно Аббас воспримет его слова… да в принципе турку было всё равно, он говорил лишь то, что хотел, не думая о последствиях… к тому же ничего плохого он не имел ввиду. – Выглядишь таким доверчивым. И мне доверяешь. Не промелькнуло мысли, что зря? Я ведь из тех людей, которые могут предать. Ты думал об этом?

0

163

-Спасибо за комплемент, я тронут.
Фыркнул Аббас с легкой обидой на замечание принца об уместности головы пирата на площади, хотя и понимал, конечно, что это всего лишь шутка.
-Думал ли я о том, что ты можешь предать?
Аббас слегка откинул назад голову, поправляя рукой растрепавшиеся волосы и делел это немножко картинно.
-Думал...Сначала...Но теперь я знаю, что меня не предашь, я это чувствую. Видишь ли...Если тебя предают, то тут есть два варианта: либо это проблемы человека, поступившего с тобой не честно, либо ты сам заслужил такое обрашение. В этом случае "предательство" вряд ли можно назвать таковым. К первому типу ты не относишься, значит, остается толко второй. А значит, ты и не предашь меня, ибо я сам подал тебе к этому повод. Все равно, чтобы не случилось, знай, что доверяю тебе, как никому другому.
"Настолько доверяю, что даже могу вручить тебе свою жизнь".

0

164

- Не за что, - ухмыльнулся Сарбель, делая вид, что недовольной гримасы Аббаса он не заметил. – От меня ты получишь ещё немало подобных комплиментов.
Спокойно выслушав монолог пирата, принц чуть заметно кивнул, удовлетворяясь услышанным. Иного ответа он и не ожидал. Но сейчас предпочёл не комментировать слова Аббаса. Тот и так всё поймёт.
Благодарю… похвальное доверие, твои чувства я запомню
- Иди, - весело прищурился Аспид. – Ты устал, тебе нужно переодеться и пообедать. И потом, я не хочу отвлекать тебя от дел. Моё общество будет тебя отвлекать.
Мм… кажется, здесь есть сад? Вот и чудесно, можно пока прогуляться
Не долго думая, турок развёл руки крестом и полностью лёг на постель, закрыв глаза. Умиротворение, спокойствие и эйфория наполнили его душу. Будущее казалось сейчас чем-то безоблачным и невесомым… словно старая восточная сказка, кусочек из детства.

0

165

Аббас удовлетворенно кивнул.
-Хорошо, тебе тоже не помешает отдохнуть.
Выйдя из комнаты принца, Аббас приказал своим слугам подготовить для него купальню и принести обед, а пока направился в свою комнату и, упав на кровать, зарылся лицом в подушки. за раговором с Сарбелем он даже не заметил, как пролетели вечер, ночь и утро. Время поджимало, а нужно было ещё столько всего сделать...В конце-концов, Аббас дал Сарбелю слово, что спасет его Азраила и он собирался сдержать свое обещание. "Пока отдохну и наберусь сил. Вечером ещё раз съезжю ко дворцу на разведку, а ночью...Ночью вытащу этого парня", подумал он засыпая.

Отредактировано Аббас-хан Чинари (2007-11-09 21:47:04)

0

166

На этот раз Аббас продремал относительно недолго: часа полтора-два. Проснувшись, он сладко потянулся, вставая с кровати, быстренько ополоснул лицо ледянной водой из кувшина, который ему услужливо протянул стоявший наготове слуга и осведомился, готова ли купальня. Получив положительный ответ, Аббас удовлетворенно кивнул и спустился в сад. Купальня как раз распологалась в саду, в крытом резном павильенчике. Пройдя в него, Аббас скинул одежду и с удовольствием опустился в прохладную воду, помогающую избавиться от дневной жары. Откуда то из-за ширмы выскользнул мальчик-прислужник, державший в руках иракский уд, отвесил поклон господину, сел на лежавшие в углу подушки и заиграл плавную, медлительную мелодию. Аббас широко раскинул руки по бортику купальни, запрокинул голову назад и закрыл глаза, погружаясь в свои мечты. Перед его мысленным взором проносильсь, сменяя друг друга видения изумрудного моря, сверкавшего в лучах солнца, горы, с вершинами, седыми от покрывающиего их снега, матери, отца, мальчишек, с которыми он играл когда то в детстве, их деревня, замок его рода...И надо всем этим откуда то, непонятно, откуда, ненавязчиво выплывал образ Сарбеля, оттесняя все остальные грезы на второй план. Однако, странное дело, он не только не мешал им, но, наооборот, казалось, что без него картина будет неполной. Аббас чувствовал это и не хотел, чтобы образ принца изчез из его мыслей, хотя, в глубине сознания, не мог не отметить этой странности и удивлялся ей: с чего бы это вдруг? Ведь они с Сарбелем знакомы всего-навсего сутки. Пролежав в ванной полчаса, Аббас вылез, насухо вытерся полотенцем и приказал подать себе одежду(менять её на домашнюю он не видел смысла. Ведь скоро уже все равно придеться снова ехать в город). Выйдя из павильона, Аббас решил немного прогуляться по саду перед ужином. На душе почему то было легко и радостно. Хотелось петь, или, совсем как мальчишка, широко раскинув руки, бежать на встречу ветру со всех сил. Аббас приказал попрежднему сопровождавшему его слуге принести урд и направился в сторону своей любимой беседки, обсаженной белыми розами. Усевшись на скамеечке, Аббас взял из рук мальчишки урд, слегка тронул струны, налаживая инструмент, чуть улыбнулся каким то своим мыслям и негромко запел одну из своих любимых газелей Рудаки:
Только раз бывает праздник, раз в году его черед, -
Взор твой, пери, праздник вечный, вечный праздник в сердце льет.
Раз в году блистают розы, расцветают раз в году,
Для меня твой лик прекрасный вечно розами цветет.
Только раз в году срываю я фиалки в цветнике,
А твои лаская кудри, потерял фиалкам счет.
Только раз в году нарциссы украшают грудь земли,
А твоих очей нарциссы расцветают круглый год.
Эти черные нарциссы, чуть проснулись - вновь цветут,
А простой нарцисс, увянув, новой жизнью не блистнет.
Кипарис - красавиц гордый, вечно строен, вечно свеж,
Но в сравнении с тобою, он - горбун, кривой урод.
Есть в одних садах тюльпаны, розы, лилии - в других,
Ты - цветник, в котором блещут все цветы земных широт.
Ярче розы твой румянец, шея - лилии белей,
Зубы - жемчуг многоценный, два рубина - алый рот.
Вьется кругом безупречным мускус локонов твоих,
В центре - киноварью губы, точно ярко-красный плод.
Ты в движенье - перепелка, ты в покое - кипарис,
Ты - луна, что затмевает всех красавиц хоровод.
Ты - луна в кольчуге страсти и с колчаном нежных стрел,
Перепелка - с кубком хмельным, кипарис, что песнь поет.
Не цепями приковала ты влюбленные сердца -
Каждым словом ты умеешь в них метать огонь и лед.

0

167

Когда Аббас ушёл, принц думал сперва пойти в сад, но… так не хотелось вставать с мягкого ложа. Сарбель так и остался лежать, раскинув в стороны руки. Он просто отдыхал. Такого покоя турок никогда ещё не ощущал. Полнейшее ощущение безопасности – как долго принц этого ждал! Но стоит ли говорить, что нормально отдохнуть не удалось? А причиной тому был голубь, влетевший в окно.
Хм, неужели от Казима? – невольно мелькнула мысль.
С недовольным стоном Аспид встал.
- Глупая птица, - прошипел он, отвязывая принесённое письмо. – Толку от тебя… вечно всё портишь!
Вообще только верный слуга Сарбеля знал, где хозяин находится. Письмо просто так он бы не прислал, прекрасно зная, как это опасно.
Что за чертовщина?
Бегло просмотрев письмо, турок побледнел и вжал бумагу в кулаке. Затем несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. И начал думать.
Теперь во дворце опасно, очень опасно. Придётся отказаться от того, кому посвятил большую часть жизни. Приняв решение, Сарбель вышел из комнаты. Поймав какого-то вертлявого мальчишку-слугу, принц тихо спросил, где Аббас. Получив ответ – быстро направился в сад.
- У меня проблемы, - выдохнул турок, появляясь в беседке и разрушая всю романтику. – Серьёзные проблемы. 
Принц был очень серьёзен. Пожалуй, даже слишком. А рука, в которой было зажато письмо, дрожала. Видимо, действительно произошло нечто из ряда вон выходящее. В противном случае волнения вкупе с неожиданной яростью не было бы на красивом лице Сарбеля.

0

168

Аббасу было достаточно бросить на принца один короткий взгляд, чтобы понять, что произошло что то неординарное, иначе, Аспид не выглядел бы как мертвец, поднявшийся из могилы. Все радужное настроение пирата моментально улетучилось. Он отбросил интрумент в сторону и резко вскочил на ноги. В его голосе пошлышался металл, а глаза холодно прищурились, рука непроизвольно метнулась к поясу, где обычно висела Сабля.
-Что случилось?
Спросил он пристально глядя на Сарбеля.

0

169

О, Сарбель, возьми себя в руки! В принципе ничего ужасного не случилось… нет, всё же случилось. Вот ты и попался, дорогой друг, запутался как рыба в сети. Да уж, сколько верёвочке не виться, а конец всё равно придёт
Принц с преувеличенным внимание расправил складки на одежде и, не глядя на Аббаса, произнёс:
- Только что получил послание… во дворце есть люди, преданные мне. Пока что просто предупреждение – сейчас опасно соваться во дворец, а мне особенно. Там, похоже, в ближайшее время произойдёт что-то ужасное, - Аспид замолк, раздумывая, стоит ли говорить Аббасу о второй части письма, где говорилось о возвращении в Персию человека, который оставил в душе Сарбеля существенный след…
Стоит ли говорить о человеке, который сможет вызвать жгучую ревность у пирата? Он, кажется, сказал, что жутко ревнив… нет, пожалуй, не стоит
- Спасение Азраила временно откладывается. Я тебя во дворце не отпущу, - прищурился турок, уводя разговор от опасной темы.

0

170

Аббас опустил взляд в землю и минут 10 молча размышлял, покусывая губу, а затем глухо произнес:
-Значит, ты желаешь разорвать наш договор? Но мне нечем отплатить тебе взамен за те неудобства, которые ты принял из-за меня. Прости.
Только сейчас Аббас полностью осознал, что он натворил, поддавшись своему внезапному порыву страсти и оставив принца у себя дома. Он же сломал этому человеку жизнь, сломал играючись, даже не задумываясь о его чувствах. И самое страшное было то, что он никак не мог  отплатить принцу, чтобы хоть как то компенсировать Сарбелю свою глупую прихоть...Пока не мог. "Прости, прости меня, прости, во имя всего святого. Я виноват перед тобой, но я искуплю свою вину. Клянусь, что искуплю. Пусть даже ценой жизни".
-Может, поделишься со мной, что ты теперь намериваешься делать?...И...
Аббас поднял на принца пристальный взор, стараясь заглянуть ему в глаза:
-Что ты скрываешь?
Уверенность, зародившаяся в его душе, все крепла: "Да, жизнью, именно. Пожалуй, так будет лучше для нас двоих. В конце-концов, кто я для тебя? Всего лишь пират...А ты...Ты ещё найдешь того, кого ищешь. Я верю в это. Я это знаю. Прости".

Отредактировано Аббас-хан Чинари (2007-11-15 20:03:03)

0

171

Ну вот так и знал, что он воспримет всё неправильно! – на лице появилось откровенное страдание вкупе с весёлым гневом.
- Нет, договор наш остаётся в силе, просто время его выполнения переносится, - спокойно произнёс Сарбель. – Потому что если ты пойдёшь во дворец сейчас, то, скорее всего, лишишься жизни. А меня это не устроит.
Не хочу терять ни тебя, ни Азраила
- Я не знаю, что делать, - чуть помедлив, произнёс Аспид. – Одно знаю точно – во дворец сейчас не сунусь.
Ох и будет зол начальник дворцовой стражи! Наверняка подумает, что «подарок», присланный коллегами-греками, либо похищен, либо сам сбежал
- Наверное, сейчас я свяжусь со своими людьми, они предоставят мне надёжное убежище на окраинах или даже вне стен Экбатана. Выжду какое-то время… впрочем, у меня уже достаточно информации, думаю, мой отец удовлетворится ею.   
И оставит меня в покое
От последнего вопроса Аббаса принца бросило в дрожь. Вымученно улыбаясь, Сарбель молился холодной бездушной Гекате, чтобы она дала ему силы оставаться спокойным и равнодушным. Надо признать, турок сумел взять себя в руки и в который раз надеть ледяную маску.
- Я ничего не скрываю. С чего ты взял? – в голосе мелькнуло лёгкое удивление с малой толикой обиды.

0

172

Аббас не поверил принцу ни на слово, когда тот сказал, что ему нечего скрывать. Да и слишком подозрительной могла показаться та холодность, которая застыла на лице у Аспида. Однако Аббас понял, что задел в душе Сарбеля какую-то струнку, которую он не хочет чтобы касались. Поэтому Аббас всего лишь прищурился сильнее, вздохнул с деланным равнодушием и с легким холодком в голосе ответил:
-Как скажешь...
Он снова опустился на скамью, взял в руки уд и довольно резко ударил по струнам. Минут 20 он продолжал сидеть молча, не глядя на принца, лишь перебирая пальцами струны. Потом он тихо и задумчиво спросил:
-Ты сказал, что тебя не устроит, если я лишусь жизни...Скажи мне...Это потому, что я тебе нужен всего лишь как интрумент для твоих планов,...или ты не хочешь меня потерять по какой то ещё причине?

Отредактировано Аббас-хан Чинари (2007-11-16 18:16:17)

0

173

Не поверил, но расспрашивать не стал… тебе же на благо, глупый, иначе жить спокойно не мог… да, впрочем, с чего это  должен оправдываться, ведь мы не были знакомы до того, как я… ах, не важно
- Не так. Не так играешь, - Сарбель вздохнул и отобрал уд. – Душой надо, а не чувствами.
И принц заиграл какую-то мелодию, более всего похожую на греческую. Такая плавная и спокойная, она не была похожа на типичную восточную музыку, не была похожа своей дикостью и смелой заявкой на свободу. Аспид знал эту мелодию с самого детства и чаще всего в недолгие минуты одиночества наигрывал именно её.
- Если бы ты был нужен мне как инструмент, то я бы, не задумываясь, в приступе злобы перерезал тебе глотку ещё когда бы ты вошёл в мою комнату.
Он не мог признаться, просто не мог. Поэтому предпочёл закрыть истинный фразы слов искусно сотканным из слов покрывалом. А уж Аббас сам должен был всё додумать.
- Держи, - Аспид вернул пирату музыкальный инструмент.

0

174

Аббас поднял на Сарбеля глаза, смотря на прица с нежностью, вперемешку с легкой грустью. На губах его блуждала такая же улыбка.
-Хорошо играешь.
Сказал он тихо, подвинув интрумент ладонью обратно к Сарбелю.
-Сыграй ещё, пожалуйста.
Затем, немножко помолчав, добавил:
-Скажи, зачем тебе искать убежище ещё где-то, если оно уже у тебя есть?

0

175

- Предлагаешь остаться у тебя? – лёгкая усмешка вкупе с грустью. – Ещё готов терпеть моё общество? Странно, но благодарю. Я останусь.
Не понимаю тебя. Откуда взялась эта привязанность ко мне? Странный ты, Аббас, очень странный. Но самое чудесное, что ты живой
- Сыграть ещё? – задумчиво произнёс Сарбель. – как скажешь.
Принц вновь взял уд и сел рядом с Аббасом. Задумался на пару секунд, затем улыбнулся чему-то, кивнул и заиграл. Нежная мелодия поплыла в воздухе, словно быстроходный корабль, рассекая море. К красивой музыке хорошо бы пошла песня, она даже готова была сорваться с губ Аспида, но петь он не стал. Почему? Просто не мог… хотя скорее не умел. Не умел петь ещё для кого-то, лишь для самого себя. Наверное глупо было практически не пользоваться тем, что тебе дано богами. В случае с Сарбелем – голосом.
Молчать, ничего не говорить
Последние аккорды прозвучали и стихли…

0

176

Звуки мелодии стихли. Принц молчал. Молчал и Аббас, очарованый игрой Сарбеля. Да и любые слова сейчас показались бы кощунством и святотатством, способными безжалостно разрушить эти волшебные чары. Поэтому Аббас просто осторожно придвинулся поближе к Сарбелю, несмело взял его руку в свою, а голову прислонил к плечу принца, робко улыбаясь, так как не знал, как Сарбель отреагирует на подобное. И все же, в глубине души, Аббас не переставл удивляться себе, пытаясь разгадать, что же заставило его так быстро привязаться к этому человеку, который, Аббас инстенктивно это чувствовал был опасен, смерельно опасен. Может, то, что у них с принцем было что-то общее и, в тоже время, столько всего разного? А может быть, то, что в Аспиде ощущалась та внутриния сила, та уверенность в себе, что так не хватало порой Аббасу, как он не пытался это скрыть даже от самого себя? А вокруг стояла тишина. Даже птицы уже потихоньку замолкали, лишь изредка лениво чирикая и готовясь отойти ко сну. Приближалось время заката, любимое время Аббаса. Даже беседка была построена таким образом, чтобы можно было любоваться видом заходящего солнца.

0

177

Сарбель ощутимо вздрогнул, почувствовав свою руку в руке Аббаса. А уж эта улыбка на устах пирата ну никак не вязалась с представлениями турка. Однако принц руку вырывать не стал, да и вообще никак не отреагировал. Лишь в глазах мелькнуло нечто, отдалённо похожее на сдержанную нежность. Всё это была так непривычно, но Сарбель не сказал бы, что это ему неприятно. Просто совсем иная жизнь открывала перед ним свои двери. К чему это приведёт – Аспид не знал, но очень хотел, чтобы пока этот волшебный сон продолжался, каким бы хрупким он не казался.
- Смотри, - тихо произнёс Сарбель, устремляя взор на садившееся солнце. – Великий бог Гелиос уже закончил свой путь. Он возвращается из своего долгого и трудного пути на золотой колеснице в свой великолепный дворец, по красоте не превосходящий даже дворец Олимпа. И так происходит каждый день, порядок не может быть нарушен никогда. Лишь один раз Гелиос дал своему сыну Фаэтону пройти путь. И всё закончилось печально – юноша погиб, - лёгкий вздох.
Принц не знал, почему он рассказал Аббасу этот греческий миф. Может быть потому, что сам очень любил её? Турок знал много таких мифов и верил в них. Верил потому, что верила его мать.
- Ты любишь закат? – прошептал Сарбель, легко и невесомо целуя Аббаса в висок.

0

178

Аббас чуть заметно кивнул головой в ответ:
-Да, очень люблю. Да и как можно не любить это?
Он обвел рукой вокруг, указывая на запад, край которого уже пылал ярко красным пожаром заходящего солнца и на восток, где уже потихоньку начинала расползаться темно-сиреневая мгла и зажигались первые звезды. В его голосе послышался даже какой-то детский восторг.
-Это же... Это же момент ухода старого и прихода нового, момент рождения тайны. И ты сливаешься с ним в одно целое. Нет. Ты - центр этого момента, его пульс, его сердце, его жизнь. Весь мир у твоих ног и ты его властелин, разве ты этого не ощущаешь?
Аббас оторвал голову от плеча принца и очень серьезно посмотрел тому в глаза. Во взгляде Аббаса легко можно было прочитать нежность и тоску, тоску по чему то возвышенному, тоску по мечте.
-Я слышал этот миф...Но разве не стоила  смерть Фаэтона того неописуемого восторга, который он испытал, ощутив, что все живое под этими небесами находиться в его руках и благославляет его как дарителя жизни...Скажи, разве не стоила?...Ведь даже в гибели своей он был прекрасен, пронясясь по небосклону огненой звездой и именно таким и остался в памяти людской, пережив даже тех, кто обрек его на смерть,...разве не так?...Знаешь,...мне почему то кажется, если бы Фаэтон действительно существовал, то он был бы похож на тебя.
Аббас придвинулся к бринцу близко-близко и тихонько прошептал ему на ухо:
-Ты мой Фаэтон, мчащися по небосклону в окружении бушующего, неудержимого пламени.

Отредактировано Аббас-хан Чинари (2007-11-18 11:34:09)

0

179

С лёгкой ничего не значащей улыбкой выслушать пирата, изредка кивая, как бы давая ответ на его слова… и думать, думать. О прошлом, о будущем, о настоящем. И понимать всё лучше и лучше, что теперь так легко умереть, потеряв Аббаса. Отныне у Сарбеля появился человек, ради которого стоит задуматься и о ценности собственной жизни. Непривычно, да, слишком непривычно. Но принц будет стараться переделать себя, свою натуру, искоренить некоторые свои привычки. По-другому нельзя – теперь турок понял это.
- Он испытал восторг лишь в первые минуты полёта, а потом пришёл ужас. Вспомни, как на своём небесном пути несчастный юноша встречал кровожадного Льва, жаждущего чужой смерти Скорпиона, грозного Стрельца… тогда Фаэтон видел много чудовищ и лишь чудесные кони в золотой колеснице спасли его. Но это дало лишь жалкие минуты жизни, наполненные страхом. Но ты прав, в своей гибель сын бога был прекрасен. Однако вспомни, сколько боли они принёс людям, когда колесница направилась к земле. Она сеяла только смерть и разрушение.
Сарбель замолчал, потом продолжил и в голосе его звучала горькая насмешка над самим собой:
- Вот так всегда люди восхищаются теми, кто выше их. Но после того, как идеалы падают с далёкого неба вниз, на грешную землю, мало кто думает о восхищении. Приходит либо ненависть, либо презрение, либо страх. А в моём случае все три понятия сплетаются в одно, - Аспид помрачнел. – Я надеюсь, что не останусь в памяти твоей таким… падшим и безумным. Я хочу, чтобы ты помнил меня в холодных лучах моего тёмного солнца.
Неожиданно улыбка заиграла на чувственных губах.
- Фаэтон существовал. Просто люди думают, что это миф. Я знаю, он был, - и больше Сарбель ничего не произнёс. Он и так уже чуть заступил за ту черту, о которой Аббасу знать не следовало. Но, тем не менее, когда-нибудь пират узнал бы. Однако не сейчас.

0

180

Аббас покачал головой с легкой улыбкой на устах:
-Если Фаэтон и существовал, то я не верю, чтобы он мог устрашиться каких то чудовищ. Этот страх ему приписали позже те, кто завидовали Фаэтону. Завидовали потому что понимали, что им никогода не хватит духу подняться до его уровня, даже если бы им и представилась такая возможность. И так всегда. Мы всегда стремимся очернить того, кто выше нас самих, чтобы скрыть подлость и низость своих душенок. Гораздо проще постараться выставить безумцем кого-то, кто лучше и благороднее, чем признаться самому себе в всвоей слабости. Если Фаэтон и испытал страх, то только тогда, когда понял, что уже не управляет конями и его колесница сеет не благо, а смерть и ужас. Уверен, в этот миг он и сам не мог просить лучшей участи для себя...Но я слышал и другой вариант этой легенды...Даже когда Фаэтон потерял контроль над упряжкой, и его кони понеслись к земле, грозя спалить на ней все живое, даже тогда был на земле один юноша, который всем сердцем продолжал любить Фаэтона - его возничий. А после того, как молния Зевса поразила его дерзкого господина, он так сильно тосковал, что боги, наконец, сжалились над ним и позволили соединиться этим двоим на небе. Теперь они навечно вместе в виде созвездий.
Последняя фраза Сарбеля зародила в душе Аббаса чувство какой-то неясной тревоги. Как будто принц приоткрыл перед ним краешек черной, бездонной пропасти. Он вздрогнул и слегка отстранился от принца.
-Что ты имеешь ввиду, говоря о тёмном солнце и о падении и безумии?
Спросил он нахмурившись.

0


Вы здесь » Персидская Империя » Жилые кварталы » городской дворец Аббас-хана Чинари