Персидская Империя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Персидская Империя » Жилые кварталы » городской дворец Аббас-хана Чинари


городской дворец Аббас-хана Чинари

Сообщений 91 страница 120 из 270

91

Аббас молча и внимательно смотрел в глаза Сарбелю, пытаясь понять, что же он прячет. Потом на его губах скользнула печальная, понимающая улыбка.
-Что я вижу? Человека.
Аббас слегка дернул руку, пытаясь высвободиться. Впрочем, он и не особо стремился это сделать.
-Ответь теперь и ты мне, почему ты так боишься быть самим собой? Зачем тебе эта маска?

Отредактировано Аббас-ханЧинари (2007-10-20 23:54:33)

0

92

...Человека...
Сарбель отшатнулся, как будто теперь Аббас его ударил.
...Человека...
Широко раскрытые глаза, чуть подрагивающие губы, маска - этот вечный грим, словно стекает вниз по бледной коже.
...Человека...
Глубокий судорожный вздох - словно глоток желанного воздуха утопающим.
- Потому что я не знаю, каково это - быть человеком, - глухой, страшный шёпот. – Этому меня не учили.
Принца буквально трясло. Он не знал, что ответить. И понял неожиданно - эта битва окажется самой тяжёлой за всю его жизнь. И её ему не выиграть. Назад, быстрей сделать шаг назад, пока разговор не принял совсем уж угрожающий народ.
- Ты прав, тебе пора, - скороговоркой пробормотал турок, отводя глаза в сторону, сменяя, быстрее сменяя тему.

Отредактировано Sarbel Shenol ibn Murad (2007-10-21 00:09:02)

0

93

Теперь уже Аббас не хотел отпускать Сарбеля. Когда тот подался назад, Аббас воспользовался неожиданной свободой и перехватил руки принца притягивая его к себе.
-Не учили?
Спросил он чуть насмешливо.
-Чушь. Нельзя научить быть человеком. Можно научить тигра ходить на задних лапках, можно научить слона выполнять всякие трюки. Можно даже научить человека быть зверем или машиной. Но человеком можно только родиться. И как бы кто-нибудь или даже ты сам, не старались его изжить, рано или поздно, но он проявиться. И тогда вся эта наносная мишура осыплеться как листья с деревьев поздней осенью. Так чего ты боишься?

0

94

Если бы не растерянность и шок - вряд ли Сарбель позволил обращаться с собой так. Но принц был в полнейшем смятении и просто подошёл к грани, когда невозможно трезво оценивать реальность.
- Мне никогда не говорили, что я человек, - в отличие от Аббаса, турок пытался вырваться, всё ещё пряча глаза, словно боясь того, что произойдёт, если его взгляд пересечётся со взором пирата. - И я не хочу быть человеком. У людей есть слабости. У меня их нет.
И ты, Аббас, прямое тому подтверждение
- Это не мишура, это я, - не желал признаваться принц. - Не хочу, не могу, не буду... я не человек. И я ничего не боюсь.
Нет боюсь. Боюсь быть человеком. Боюсь полюбить и довериться... слабость, всё это слабость
- Отпусти, - наконец, глухо взвыл Аспид.
Я так больше не могу и просто с ума сойду
Ледяная корка, столь тщательно создаваемая Сарбелем, трещала. Мельчайшие кусочки холода словно разлетались по сторонам, раня обожённую временем душу принца. Было больно, очень больно. Хотелось бросить всё, исчезнуть, раствориться во тьме, умереть.

0

95

Аббас Все так же улыбаясь, тихо отпустил принца и отступил назад.
-Врешь. Ты боишься. Боишься самого себя, боишься быть человеком. И ты сам только что подтвердил это. И тут ты прав. Это страшно быть самим собой, очень страшно. Далеко не у всех хватает смелости быть собой. Я тоже боюсь себя. Впрочем, не буду на тебя давить. В конце-концов, этот бой можешь выиграть только ты сам. Я только хочу немного помочь тебе, как ты только что помог мне.
Аббас снова отступил назад, сочувствено глядя на принца. Но жалости в его взоре не было, ибо он знал, что жалости Сарбель ему не простит.
-Хочешь, чтобы я ушел?
Тихонько спросил он.

Отредактировано Аббас-ханЧинари (2007-10-21 00:53:17)

0

96

Потирая тонкие хрупкие запястья, где на коже появились красные следы от пальцев Аббаса, Сарбель размышлял. Размышлял над всем тем, что только что услышал. Стыдно и страшно признаться самому себе в своём страхе. И уж совсем неприятно, если чужой человек увидел твой страх первым, прежде чем ты разгадал себя. Сейчас принцу казалось, что с него заживо содрали кожу, облили холодной водой и после положили на раскалённые угли. Но вся эта боль была ничем, по сравнению с тем, что сейчас творилось в душе турка.
Последние слова Аббаса заставили Сарбеля вздрогнуть и таки посмотреть на него.
Ты уйдёшь? Оставишь меня здесь?! Я буду вынужден вновь терпеть в душе разбуженных мной самим демонов... я не выдержу
- Я не знаю, чего хочу, - процедил Аспид. - Уходи.
А глаза молили: не хочу, останься, разве ты не видишь, как мне тяжело?
И сейчас турок был готов на любое безумство. Когда-то он уже был в подобном состоянии... и закончилось всё ужасной трагедией. Не хотелось вспоминать. Воспоминания - новые витки боли.

0

97

Аббас тяжело вздохнул. Он понимал, что сейчас чувствует Сарбель, ибо сам только что прошел через это.
-Ты точно хочешь чтобы я ушел? Хорошо, тогда я уйду.
Однако в опровержении своих слов Аббас снова прошел в зал, уселся на кресло, сцепил руки и глядя в никуда тихо  произнес
-Не надо бояться. Знаешь, что самое страшное в страхе? Это сам страх. Знаешь, во время нашего разговора я даже завидовал тебе, ибо тогда ты действительно ничего не боялся... А я - боялся. Я жутко боялся твоих угроз, хотя и старался не подавать вида... Прости, что заставил тебя пройти через это. Ты прав, пожалуй, нам лучше больше не встречаться. Хотя я и не знаю, смогу ли это выдержать.

Отредактировано Аббас-ханЧинари (2007-10-21 01:17:36)

0

98

- Ты обязан уйти, иначе случится нечто ужасное, - выдохнул Сарбель, проследив за Аббасом, но сам он, однако, с места не сдвинулся, стоя всё так же напряжённо, словно греческая статуя, вылепленная искусным скульптором. - Я чувствую, я знаю.
Чинари не ушёл. Начался новый этап игры. Игры, которая стала намного опасней, чем сама чёртова жизнь. Турок уже ненавидел себя за то, что начал этот разговор, за то, что влез в душу Аббаса, за то, что позволил ему сделать то же самое... ненавидел себя за свою слабость.
Но ведь не всё ещё потеряно, да?
Откровения пирата стали чем-то новым для Сарбеля. Он не ожидал - правда не ожидал ничего подобного. Признание в своём страхе. Но сам принц не мог признаться в том же самом. Возможно, это был обычный эгоизм, очень схожий с детским, когда ты не в силах признаться кому-то в слабости.
Большой ребёнок со взрослыми глазами и проклятой жизнью... мёртвый ребёнок
- Ты сможешь, - криво усмехнулся Аспид. - Найди себе милого, застенчивого юношу с восторженными глазами, который будет любить тебя всем сердцем и никогда не предаст, которого ты не будешь бояться. Найди его и люби. Равных тебе по силам старайся обходить. В противном случае - прощайся с покоем в душе и жизни.
Зачем я всё это говорю?

0

99

Аббас насмешливо посмотрел на принца
-Любить? Ну уж нет. Это будет не любовь, это будет детская забава. Точно также можно любить детскую игрушу или какого-нибудь домашнего питомца. Но что будет тогда, когда он тебе надоест? Тяготиться каждым днем? Думать про себя "скорей бы уж ты сдох"? Множить ряды несчастных людей и делать несчастным его? Зачем? Их и без того много под этими небесами. Нееет. Любить, по настоящему любить, можно только равного тебе по силе.

0

100

- Возможно, ты прав, - спокойно произнёс Сарбель, - Однако большинство людей находят подобный идеал и стремятся беречь его как маленький костерок, что пытается задуть сильный ветер. И эти люди счастливы. Они не теряют себя в вечном поиске. Ведь этот поиск не под силу каждому.
Надоело. Всё надоело. Хватит спорить – видно, что к одному решению и согласию они не придут. Как уже отметил принц – они слишком разные. Один свободен, другой в вечном плену. И каждому нравится его положение.
- А будет, если ты не найдёшь человека, равного тебе во всём? – прищурился турок. – Что если все будут намного слабее тебя… они не смогут тебя понять и будут стремиться нанести быстрый и чёткий удар в спину? Что тогда? Ты потеряешь свой смысл жизни? Так не лучше ли отказаться от поисков, чтобы зря не истощать себя? Не лучше ли остановить свой выбор всё на том же домашнем питомце. А когда она зачахнет как цветок, оплакать его и найти нового? Нет вечной любви… самой любви нет и не было никогда.

0

101

Аббас все так же продолжал сидеть на своем месте.
- Так не бывает.
Улыбнулся он.
-Всегда найдеться кто-то, кто окажется равным тебе по силам или даже превосходит тебя. Если ты не сверхчеловек, конечно. Но такого, насколько мне известно, пока ещё нет. 
Аббас слегка поморщился и кивнул головой. Он уже устал от этого спора. Пора было  кончать.
-Может, ты и прав. Может, даже и любви нет. Но мне больше по душе поиск. Это все таже погоня за птицей-мечтой, одна из его разновидностей. И я не собираюсь от неё отказываться.
Он резко встал, быстро подошел к Сарбелю, внезапно обнял его и порывисто поцеловал в губы. Потом от также резко отталкнулся назад, отвернулся от принца  глядя в пол, постарался смахнуть с ресниц неожидано набежавшие слезинки, изо всех сил пытаясь сделать так, чтобы принц этого не заметил.
-Прости. Мне просто необходимо было этого сделать. Больше такого не повториться.
Когда Аббас поднял глаза, в его взгляде вновь проглядывала преждняя бесшабасность.
-Знаешь, на кого мы сейчас с тобой похожи? На двух маленьких мальчиков досмерти перепугавших друг-друга.
"Мда...Вот только пугали совсем не детскими страшилками. Чего мы боимся? Сами себя."
Аббас постарался весело рассмеяться и, в общем, у него это получилось, хотя смех и звучал несколько натянуто.

Отредактировано Аббас-ханЧинари (2007-10-21 16:40:07)

0

102

- Всё в жизни бывает. Мне казалось, что мы уже успели в этом убедиться, - лукаво улыбнулся Сарбель. - Вопрос в том - сумеешь ли заметить что-то необычное или предпочтёшь пройти мимо, делая свою жизнь всё такой же размеренной и скучной.
Принц уже пришёл в себя. Обычная напускная холодность вернулась назад, однако вместе с ней появилась изрядная толика иронии, кою так любил турок. Но подобное состояние вполне устраивало его. Всё лучше, чем смятение диких чувств и полнейшее непонимание своих действий.
- Пусть будет поиск, - благосклонно согласился Сарбель.
Всё, теперь спор закончен, и последнее слово осталось за Аспидом. Впрочем, как и всегда.
А после последовал поцелуй. Турок не сопротивлялся, предпочитая изображать холодную бездушную греческую статую. Спокойствие выше всего, выше всех земных волнений. Спокойствие - великое благо, которое даётся не каждому. И Сарбель собирался вернуться к привычному образу жизни. Но сейчас осталось одно дело, только одно. Нужно исправить всё, пока не сломал жизнь этому необыкновенному пирату.
- В таком случае, я не хочу взрослеть, - мурлыкнув, принц шагнул вперёд, обнимая Аббаса и прижимая его к себе. - Никогда.
Вновь загадочный и притягательный. Однако теперь открытый для чувств. Если раньше Аспид не понимал и не принимал их, то теперь был готов освоить эту непонятную для него сторону жизни.

0

103

Аббас такого не ожидал. Мягкие и в тоже время сильные объятия принца, прижимающего его к себе, ощущение его кожи через импровизированую тогу, запах его тела и внезапно нахлувшая волна восторга, того пьянящего и пугающего восторга, который охватывает тебя во сне и тебе кажется, что ты летишь высоко-высоко в небе. Аббас почти неощутимо уперся ладонью в грудь сарбеля и едва слышно признес, легко улыбаясь краешком губ.
-А как же наш договор? Помнишь? Никаких посягательств.

0

104

Зевс Всемогущий, мы одного возраста, а кажется, что рядом с собой я вижу ребёнка! Это так необычно и... да, притягательно, - мысли плавно текли в совсем не том направлении, на которое рассчитывал Сарбель.
И эти жалкие возражения... ах, какая глупость! Пожалуй, стоит на этот раз взять роль главенствующую. А то получится нечестно.
- Ты, кажется, забыл, что я принц, - фыркнул турок, - А значит, я волен в своих желаниях и могу легко изменить условия договора. Но если ты так желаешь... - в голосе скользнуло наигранное разочарование, - ...я не буду настаивать. Да, наверное, я был не прав. Иди, тебе пора, - уверенный в свой абсолютной победе, Аспид отступил назад, иронично улыбаясь.
Если он правильно понял характер Аббаса, то тот так просто не отступит. По крайней мере, Сарбель очень на это надеялся. Стоило вот так немного подёргать за нужные ниточки, чтобы заставить другого человека принять нужно ему решение. Как это чудесно - чувствовать себя в своей стихии, принимая роль доброго кукловода, которого обожают его куклы.
Ведь я знаю, чего ты хочешь... и ты знаешь...

0

105

Аббас испугано подался вперед.
-Нет, нет. Не уходи. Ты прав, ты принц и можеь свободно менять свои желания.
"Ну вот, мы и сказали то, что хотели услышать друг от друга. А впрочем, мне все равно".
Аспид безошибчно угадал желание Аббаса. Хотелось побыть слабым. Хотелось как когда то в детстве, после какой-нибудь обиды или драки прибежать к отцу или матери и выплакать у них на груди все свои обиды. Хотелось побыть слабым и чтобы можно было довериться кому-нибудь, кто сильнее тебя. Такому, как Сарбель. Конечно, в глубине души Аббас понимал, что все это обман, что Аспид просто играеться с ним. Но ему было все равно. Аббас прижался к Сарбелю посильнее.
-Не уходи.
Прошептал он чуть слышно.

0

106

Не уходи...
О, если Аббаса знал, как же Сарбель хотел остаться! Если бы он знал, что творится в разрушенной душе принца! Если бы он знал, какие силы борются сейчас внутри этой души! Долг и глубокое чувство своеволия, желания найти выход из этого заколдованного круга и хоть раз в жизни поступить так, как требует сердце.
- Я не могу, - так же тихо проговорил турок, внимательно глядя в глаза Аббаса. - Мой долг зовёт меня и требует, чтобы я положил жизнь свою на благо Османской империи. Связываясь со мной, ты можешь забыть о своей жизни. Я не хочу тебя обманывать и скажу честно - никогда я не смогу быть рядом с тобой. Быть может день, два, месяц... но потом я вновь уйду, чтобы служить тем, кому обязан. И не факт, что я однажды вновь вернусь к тебе.
Зачем он начал этот разговор? Вот так ворвался в жизни пирата, начиная разрушать всё созданное им. Да кто он такой, какое он право имеет поступать так с Аббасом?
Впервые в жизни принц почувствовал стыд и сожаление.
- Я не позволю тебе любить тень. Взойдёт солнце и тень погибнет. И ты вместе с ней. если я буду повинен в твоих несчастьях и страданьях, то никогда не прощу себе этого.
И снова тихий шёпот, словно Аспид боялся спугнуть гнетущую тишину.
- Я не хорош. Я мёртв - ты уже слышал это. Просто забудь.

0

107

Аббас сглотнул потступающий к горлу комок, борясь с вновь наступающей истерикой. Хотелось схватить Сарбеля за плечи, сильно встряхнуть и кричать ему в лицо, что долг, честь, слава, благо какой-то там империи, все это не важно, все это не имеет никакого значения. Есть только здесь и сейчас. Ведь "завтра" может и не быть. Да ещё и не известно, есть ли оно вообще, это "завтра".
"Ведь человек же ты, черт возьми! Пойми же это че-ло-век!!! Так сделайже хоть раз так, как этого хочешь ты, а не кто-там ещё. почему ты так боишься  хоть раз пойти навстречу своим желаниям? Ведь не случайно же ты пришел сюда просить за своего Азраила, ведь это тебе  нужно, что бы он был свободен, а вовсе не Османской империи. Так почему же ты отказываешься это признать, почему??!!"
-Это не важно.
Произнес он он одними губами.
-Нет никакого "вчера" или "завтра", есть только "здесь" и "сейчас". Нет никакой "Османской империи" или "Персии" и вообще ничего нет. Есть только мы. Ты и я.

Отредактировано Аббас-ханЧинари (2007-10-21 18:27:41)

0

108

Грустно улыбнувшись, принц дотронулся кончиками ледяных пальцев до щеки Аббаса и тихонько провёл по ней, словно успокаивая.
- Я не имею права, - в голосе была слышна твёрдость и... какая-то обречённость?! - Считай, что это моя цель в жизни - служить другим. Ты ведь знаешь, если человек родился у рабыни - быть ему рабом, если у купца - быть в будущем торговцем, если аристократом - быть знатным. А я был рождён будущим султаном, однако вскоре стал убийцей. И пленником своих демонов. Ты ведь меня совсем не знаешь, и судить обо мне не можешь.
Было тяжело говорить так сурово и безразлично, когда внутри всё разрывается на части. Теперь Аспид точно знал, что если следовать собственным прихотям - ничего хорошего не получится. Вот он пришёл сюда просить за Азраила... и что получилось? Столкнулись две странные жизни. Одна сломанная, а вторая на этой тонкой грани. Теперь Сарбель не знал, как всё исправить. Хотя сам заварил эту кашу, теперь вот самому придётся расхлёбывать.
- Прости меня.

0

109

"Служить другим? Ты хоть сам то веришь в то, что говоришь?"
Аббас сердито дернул головой, подался назад, сложил на груди руки и рассмеялся смехом злым и колючим
-Простить тебя?! Прости сначала сам себя. Ты прав. Я ошибался в тебе. Я думал, ты человек, а ты... Ты - раб!
Сильно стукнуло в виске. Почему то стало так больно, как будто это ему, ему, Абассу, нанесли пощёчину изо всех сил. В голову неждано пришла мысль "За что?!". Плечи Аббаса обмякли, он уже жалел, что в сердцах сказал подобное, но что сделано, то было сделано. теперь оставалось только ждать реакции принца.

0

110

...Я вижу человека...
Эйфория в душе и теле. Радость оттого, что ты нашёл нужного тебе человека. Желание свернуть горы и стать сильнее всех на этом свете.
...Ты - раб!..
Глухие удары сердца. Один... два... три... четыре...
Почему люди не летают как птицы? Хотя как можно летать, если крылья срезаны, и горячая кровь ручьями льётся по ледяной коже?
- Тебе пора, - неожиданно резко произнёс Сарбель, заканчивая разговор. И ощущения возникло - словно сам себе подписал договор о смерти. Сделка с дьяволом. Твоя душа в огне, в Тартаре на вечных муках с бессмертными титанами.
- Скажи своим слугам, что я гость... и иди.
Казалось, что из лёгких исчез внезапно весь воздух. Тонкие острые коготки разрывали их на мельчайшие кусочки. Сарбель умел терпеть боль. Любую. Пусть даже ту, какой никогда в жизни ещё не ощущал.
Слёзы - это слабость. Я не слаб. Я не человек. Только тень... только тень...

0

111

Молчаливый, холодный кивок головой. Такой же разворот к двери и шаг. А на ногах будто пудовые гири. И сердце стучит так бешено, как будто готово разарваться на мелкие части от каждого следующего шага. Шаг. Удар. Шаг. Удар. "Почему такая пытка?! Не могу, не хочу, не желаю!!! Зачем ты пришел ко мне?? Почему ты молчишь?? Неужели ты не понимаешь, что если я сейчас выйду за дверь все будет кончено. Кончено раз и навсегда. Не молчи, скажи же хоть что-нибудь!!!"

0

112

Прощай...
Одни Мойры знали, чего стоило Сарбелю произнести это про себя. Всё равно, что больному отказаться от дорогого лекарства, жертвуя благополучием родственником. Вся жизнь принца состояла из подобных жертв. Он привык. И сейчас смирится. Наверное. Он должен смириться, должен забыть! Сейчас Аббас его ненавидит, наверняка жалеет об их встрече. Но потом всё будет хорошо.
Время лечит любые, даже самые жестокие раны
И Аспид не сдвинулся с места, наступив на горло своим желаниям. Вся поза его представляла статую скорби. Лёд в глазах, бледное-бледное лицо, плотно сжатые губы, желваки на высоких скулах. Больше всего сейчас турку хотелось вновь обнять пирата, поцеловать, шепнуть на ухо что-то важное, никогда не отпускать и забыть о своём чёртовом долге, который всё портит.
- Я подожду здесь, - как Сарбель не старался, голос его дрогнул.

0

113

Ну вот и дверь. Нет, не дверь, а граница. Граница в никуда, за которой только пустота и холод. Очень хотелось повернуться и крикнуть в лицо Сарбелю "Что ты со мной сделал??!! Верни мне самого себя!!!". Все. Конец. Кажеться, принц что-то сказал? "Я подожду здесь". А голос то дрожит и это чувствуется. Закрыть глаза, глубоко вздохнуть и на пару минут задержать дыхание, что бы успокоиться. Ледяным, лишенным выражения голосом:
-Хорошо.
А хочеться орать. Орать громко, на весь дом. Нет, прочь отсюда, прочь, в город. Поймают? Ну и пусть. Что они, в конце-концов, смогут ему сделать? Ничего, кроме смерти.

0

114

Какой же ты всё-таки дурак, Аббас. Да и я вместе с тобой
Всё, теперь больше ничего не вернуть. Сарбель покосился на пирата. Что делать? Совершенно по-глупому зарыдать, броситься ему на шею и клясться в вечной любви и верности? Нет, принц не такой. Почему-то казалось, что именно после такого поступка Аббас оттолкнёт его, поняв, что и эта синяя птица - не то, что ему надо. А ведь принц боялся именно разочарования. Да и сам Аспид не таков, чтобы вести себя словно истеричная девица, голова которой переполнена всякой романтической чепухой.
Подойдя к окну, турок выглянул в сад. На улице было тепло, солнце так ласково, так хорошо грело. День обещал быть прекрасным. А здесь, в этом доме, в этом зале творится нечто ужасное. Два человека встретились, чтобы вновь разойтись. Жалящие раны остались в сердце каждого. Скоро они станут врагами, потому что исправлять что-либо уже слишком поздно.
Великая и Мудрая Афина, клянусь тебе, что скоро, очень скоро вернусь обратно домой... уеду на Родос и проживу остаток жизни там... больше мне ничего не надо...
Весёлый щебет птиц, голоса слуг и горожан. Никому нет дела до пирата и принца.
Прости меня, Златая Афродита, за то, что не чту и не принимаю твои дары... ведь именно ты послала ко мне своего быстрокрылого сына и его стрела пронзила моё сердце... теперь оно тает, оставаясь водой и кровью

0

115

Когда Аббас вышел из гостевого зала, Абдул и Фарух даже испугались. Никогда прежде они не видели своего господина в таком состоянии. Он был бледен как мертвец и тяжело дышал, как будто ему не хватоло воздуха иголос его, казалось, шел из-под земли.
-Фарух, Абдул. Я хочу, чтобы вы это запомнили и передали остальным слугам. Господин Сарбель Христофору является почетным гостем в моем доме и обращаться с ним следует именно как с гостем. Он волен свободно передвигаться по дому и выбрать комнату для своего проживания. Все его желания выполнять как мои. И не забудьте дать ему одежду. Все. Я в город. Поеду один, сопровождать меня не надо. Прикажите приготовить мне моего скакуна и одежду.
Фарух почувствовал, в каком состоянии сейчас находиться Аббас и понял, что отпускать его в город в одиночку сейчас просто опасно.
- Господин... 
начал он робко. И тут Аббаса прорвало. Его глаза моментальто приобрели стальной оттенок, он сжал кулаки, резко повернулся к Фаруху и сиплым от бешенства голосом крикнул:
-Не смей меня останавливать, Фарух! слышишь?! Не смей!!!
Это было в первый раз, когда Аббас повысил голос при обращении к Фаруху или Абдулу до крика. Фарух понял, что сейчас к хозяину лучше не лезть, молча поклонился и отступил назад. Аббас все тем же бешенным взором обвел коридор и заметил мальчишку-слугу. Того самого, который так неудачно "обслужил" Сарбеля утром. Аббас планировал приставить его в шутку к Аспиду в качестве "охраны", но теперь это казалось лишним. Он махнул рукой и все так же хрипло произнес:
-Что это, охрана? Не нужно, отставить.
И быстро сбежал вниз.

0

116

И снова резкий крик, который так похож на быстрый удар дамасского кинжала. Сарбель сжал руки в кулаки и прижал их к груди. Он, наконец, понял, что натворил. А ведь совсем недавно давал себе зарок не лезть в чужую жизнь. И вот нарушил, разрушив всё то, что создал в своей душе Аббас.
Было больно, очень больно. Быть может даже намного больнее, чем самому пирату. Принц не знал, да и не хотел думать об этом.
…Христофору…
Выдуманная фамилия, которой так часто пользовался аспид, напомнила о том, кто он есть, напомнила о его настоящей жизни. И о том, что он только что сделал.
Почему всё так сложно? Что за нить судьбы дали мне великие Мойры?
Развернувшись, Сарбель направился к выходу. Застыв у порога, турок опёрся на косяк, смотря вслед Аббасу и не обращая никакого внимания на слуг. Судя по их несчастному виду, пират не часто был в таком ужасном настроении.
А виноват в этом я, только я сам
Что-то сломалось внутри. Лишь усилием воли принц заставил себя стоять прямо, с отрешённым выражением лица… только стоять, а не упасть на колени и, схватившись за волосы, рыдать от бессилия и ненависти к себе.
Каким-то безжизненным взором Сарбель обвёл собравшихся слуг. Вид у Аспида больше походил на безумца, чем на особу королевских кровей. Казалось, он не вполне понимает, где и зачем он находится.
Какой же я подонок
Перед глазами возникло лицо матери. Благосклонный кивок, ледяная змеиная улыбка и спокойный голос: «Молодец, сын мой. Ты победил человеческую натуру и приблизился к богам. Боги ничего не чувствуют, поэтому они сильны. Забудь про дары Афродиты – они никчемушны и глупы, ты будешь таким как Гадес, следуя культу Великой Матери Гекаты. Очень хорошо, Сарбель».
И захотелось убить эту мерзкую женщину, которую все считали греческой колдуньей. Попробовать запретный плод… ведь теперь он нашёл человека, которого искал столько лет… нашёл, уже будучи мёртвым… утратив смысл жизни.

0

117

НПС: телохранители Чинари и слуги.Когда Аббас, не оглядываясь, сбежал вниз, Фарух глянул в сторону зала и наконец заметил стоящего в дверях Сарбеля. Он прекрасно понимал, что именно разговор с этим незнакомцем привел Аббаса в такое состояние, хотя и не знал, о чем шла речь. Будь его воля, он просто зарубил бы этого проклятого "гостя" и дело с концом. Но приказ был ясен: "обращаться как с почетным гостем". Поэтому Фарух просто выхватил одежду, приготовленную для Сарбеля из рук мальчишки-слуги, все ещё растеряно стоявшего здесь и швырнул, сверля принца презрительным взглядом, её Аспиду, процедив сквозь зубы
-Ваша одежда, господин Сарбель.

0

118

Сарбель пребывал в глубоких раздумьях, но реакция не подвела его: едва Фарух кинул одежду, как она тут же была поймана принцем. К тому же откровенная неприязнь во взгляде телохранителя не ускользнула от турка. Да, впрочем, плевать он хотел на неё. Он устал, очень устал.
Думайте что хотите
Вернувшись в зал, принц быстро оделся, не желая более оставаться практически обнажённым. Хватит, нагулялся уже. Так не хотелось выходить отсюда, но всё же пришлось.
- Куда теперь? - поинтересовался Аспид, вновь появляясь в коридоре.
Раз уж он гость, то и будет вести себя как положено особе из рода великого османского султана. Обращать своё драгоценное внимание на каких-то там слуг Сарбель не собирался, как и тратить этим свои нервы. Но в глубине души турок понимал, что не прав, что сейчас он должен был просто развернуться и уйти, разорвав, таким образом, договор. А там уж самому думать, как спасти Азраила. Но раз уж увяз в этом деле, как муха в меду, то придётся идти до конца.
Хочу остаться один

0

119

Абббас сбежал вниз. Ожидая пока приготовят его коня, он ,согнув одну руку в локте, облокотился о балку, поддерживающую потолок и прислонился к ней лбом, пытаясь, наконец, собраться и хотя бы немножко успокоиться. Он старался разобраться, что произошло? Ведь все так хорошо начиналось; обычный "заказ", обычный "посетитель", ну, может только очень красивый и потому притягательный, хотя Аббас видал и покрасивее, так что же пошло не так? Где ошибка? Неужели, он ошибся, когда решил оставить принца у себя дома стольнеобычным способом? Или это произошло ещё раньше, когда он впервые увидел его стучащим в ворота его дома? Может, ему вообще не стоило их впускать? А самое главное, Аббас мучительно пытался и все никак не мог понять, что же его так влекло к Сарбелю, почему тому удалось так быстро и легко завладеть мыслями и сердцем Аббаса? У него все стоял перед глазами тот миг, когда он сказал Сарбелю, что видит в нем человека и маска-лицо Аспида дрогнуло, может быть, дрогнуло в первые и потекло вниз, открывая его истиную душу. Душу испуганного ребенка? А может, его привлекла в Сарбеле та сила и уверенность, которой самому Аббасу никогода не хватало? В конце концов, не возможно лгать себе вечно. Как бы Аббас не старался хорохориться, как бы не убеждал себя в обратном, все равно, глубоко в душе он оставался все таким же маленьким мальчиком, который ищет и страшно хочет найти себе кого-нибудь более сильного, более мужественного, что бы мог позаботиться, защитить и утешить в трудную минуту. Так что же его так тянуло к Сарбелю, что?? Этого он понять не мог, как не старался.
-Так неужели, я прав, и это всего лишь очередной виток борьбы Судьбы с Провидением?   
Прошептал он неслышно побелевшими губами.
-Да будь она проклята, эта борьба!!
Впервые подумалось, что в этой борьбе нет никаких победителей. Есть только побежденные.
Аббас бросил быстрый взгляд на верх. Точо-то влекло его туда, влекло неумолимо, как магнитом. "Да, точно. Увидеть его в последний раз. Увидеть, убедиться, что все кончено и успокоиться. Так я и поступлю" 
Аббас быстро всбежал по лестнице на второй этаж.

0

120

А слуги всё молчали. Молчал и Сарбель, всё ещё потрясённый произошедшим. И вот, когда он уже был готов наплевать на свою гордость и броситься вслед за пиратом, тот сам появился на лестнице.
Сердце, холодное бездушное сердце радостно забилось в израненной груди, но лица принца осталось холодным, только в глаза посветлели, вновь приобретя уже знакомый Аббасу нежно-лавандовый цвет. Свидетельство явного волнения и… надежды?
Хрупкая, но хитрая и вёрткая птица Надежда… как и счастье – непостоянная… ветреная сестра Фортуны
Безразличие на лице на этот раз далось принцу очень трудно. Надежда на то, что Аббас вернулся из-за него, тут же исчезла, на её место пришёл страх – пират попросту забыл что-то или не дал слугам каких-то указаний.
- Что ещё случилось? Мне казалось, что мы обо всём уже договорились, - бросил Сарбель всё так же независимо и гордо, словно Аббас не стоил его драгоценного внимания.
Вернулся… вернулся чтобы уйти вновь… так зачем открывать ещё не зажившие раны, ворошить былое, поднимая тучи пепла? Иди, глупец, ты не понимаешь, что делаешь. Иди, а не то сломаешь себе жизнь..
Руки дрожали. Чтобы скрыть этот обличающий факт, Аспид сложил руки на груди. Получилось ещё лучше – расслабленно-ленивая поза. И лёгкий прищур чуть скрывает ледяное пламя в глазах.

0


Вы здесь » Персидская Империя » Жилые кварталы » городской дворец Аббас-хана Чинари